Почему блокчейн не мыльный пузырь? Это вообще надолго? Насколько сложно в нем разобраться? Как сильно он изменит рынок? На эти вопросы отвечает директор по маркетингу Waves Александра Пестрецова.

Интервью у Александры на White Nights Conference Moscow 2017 взял Алексей Писаревский, CEO компании Getloyal, в рамках передачи Mobio Talks.

Алексей Писаревский, CEO компании Getloyal: У тебя большой бэкграунд в игровой индустрии, в маркетинге. В последнее время ты занималась ютуберами, блогерами, и довольно успешно. Как так получилось, что ты все это бросила и пришла в блокчейн и в Waves?

Александра Пестрецова, директор по маркетингу Waves: Ты меня сейчас провоцируешь на какие-то откровения относительно ютуберов. Рынок ютуберов дико интересный, быстрорастущий. Вообще, видеоконтент – это будущее всего контента в интернете. Но при этом – очень тяжело сделать из этого какую-то большую монетизационную историю, так как нужны серьезные игроки на этом рынке, нужен приход, например, самого Google, как организатора некой бизнес структуры для ютуберов и для блогеров, который будет их организовывать, устанавливать условия работы, правильно считать результат и коннектить их с потенциальным работодателем.

Ты думаешь, это сам Google в итоге сделает или кто-то сторонний?

Александра: Google купил FameBit. FameBit – это крупнейшая платформа, такой Uber для ютуберов. С одной стороны, коннектится работодатель и он размещает некий оффер на бирже ютуберов, а с другой стороны сидят ютуберы, которые этот оффер видят, по нему уже делают контент и получают денежное вознаграждение. К этому все идет. В России, насколько я знаю, сейчас очень сильно раскручивается Yoola и GetBlogger.

Агентств много разных?

Александра: Насколько я знаю, агентства тоже делают платформы, которые как раз будет масштабировать всю эту историю. Проблема агентства в том, что в ручном порядке не покроешь десять тысяч ютуберов и десятки тысяч запросов от рекламодателей. Это нужно автоматизировать. Поэтому все сейчас идут в сторону разработки таких платформ, которые умеют подбирать, сортировать и ранжировать ютуберов. Допустим, в той же игровой индустрии есть шутеры, есть Minecraft и есть Candy Crush. Для всех этих трех игр нужна совершенно разная аудитория на YouTube. И ты не зайдешь в одних и тех же ютуберов с тремя разными играми.

Блогеров огромное количество. Есть те, кто обозревают весь игровой рынок, а есть те, кто обозревает какую-то конкретную нишу. Ютуберы – это было наилучшее приложение моих маркетинговых способностей, поэтому я туда провалилась с головой. Год там поработала, поняла, что это все очень интересно, но тяжело: тяжело масштабировать, плюс отсутствие договоренностей с ютуберами, отсутствие нормального рынка, отсутствие понятного трекинга эффективности. Мне сложно взять ответственность за деньги, которые я беру у инвесторов. И я сказала себе, что нет, наверное, я не готова свою компанию поднимать и этим заниматься, так как это еще незрелая история.

Блокчейн – это тема уровнем выше. И я в ней тоже разбиралась до какого-то момента очень посредственно, просто читала новости. Но потом произошли знаковые события для меня, мне позвонило несколько высокоуровневых людей. Я не вылезала из чтения про блокчейн. И потом поняла, что блокчейн как технология – действительно новый интернет, иначе сказать не могу, хоть и не хочу пафосно звучать.

Технологии похожи? Если разработчики из гейминга переходят в блокчейн, нужно ли им криптографию изучать?

Александра: Есть front-end и back-end. На front-end нужно разбираться в своей основной специализации, и сейчас, насколько я понимаю, самые востребованные фронтэндеры в блокчейне – это Java scriptʼеры. Конечно, потребуется пару месяцев потратить на изучение базовых основ криптографии. Но нет никакого rocket science в этом.

Ты думаешь, что это не просто хайп? Был хайп вокруг VR, вокруг чат-ботов. Но это не стало пока массовым. Сейчас такой хайп вокруг блокчейна. Куда это все идет?

Александра: Хайп бывает в начале любой инновации. Конечно, хайп во многом обусловлен тем, что сами компании, которые считают инновацию инновацией, пытаются привлечь внимание рынка.

Блокчейн…

Есть очень много знаковых событий на рынке, которые произошли только за этот год. Они говорят о том, что блокчейн не просто никуда не уйдет, а он уже начинает сильно проникать в нашу жизнь.

Например, в апреле произошла легализация биткоинов в Японии. Принятий биткоинов на государственном уровне сейчас происходит очень часто. Совсем недавно Дубай заявил, что он выпускает свою собственную криптовалюту. То есть, по сути, Дубай выпускает некое мерило ценности, которое будет уже не просто деньгами, не просто бумажными носителями ценностей, а некой цифровой ценностью, которая в экономике Дубая станет самостоятельной единицей, и будет саппортить и государственные учреждения, и больницы, и детские сады, и все на свете.

Есть новости о том, что несколько топовых китайских банков, в том числе американских банков, объединяются и создают свою собственную блокчейн платформу для синхронизации цифровых активов и обмена активов между собой. То есть начинают вить конгломераты банков, которые обмениваются данными друг с другом и переводят свои базы данных на блокчейн.

Что ты думаешь про ICO, которое сейчас проходит массово, про которое все говорят? Согласна, что большинство компаний просто ничего из себя не представляют?

Александра: Я хочу направить все в правильное, конструктивное русло. Понятно, что на любом Диком Западе при отсутствии правил творится беспредел. Без регулятивных законодательств будет очень много компаний, которые относятся несерьезно к взятым на себя обязательствам, декларируют какие-то намерения, собирают деньги, но потом выпускают продукты неуспешно или вообще не выпускают. Да, есть проекты, которые пользуются этим и мошенничают.

Скажем так – нужно смотреть выше этой пены. Инновационность заключается в том, что на нашем рынке называется – токенизация. Это выпуск не просто каких-то ценных бумаг под деньги, которые ты собираешь; это выпуск токенов, которые ты можешь провязывать в экономику. И ты можешь эти токены обеспечивать не только деньгами. Ты можешь этот токен обеспечивать в играх, например, временем игрока или его активностью в игре, или игровой валютой. Ты можешь выпустить на рынок токен и сказать игрокам: «Чем больше ты играешь, тем больше токенов ты зарабатываешь». И потом эти токены ты начинаешь использовать внутри игры как средство обмена ценностями. Ты можешь продавать в игре вещи за токены или давать бенефиты за токены, или в киберспорте, например, разрешать игрокам участвовать в турнирах за токены.

Это что-то, чего нельзя было делать без токенов, без блокчейна?

Александра: Все программы лояльности и игровая валюта – это аналог денежных средств. Токен хранится на блокчейне, ты записываешь в базу данных и прозрачно хранишь всю информацию о транзакциях этого токена. Также эти токены начинают торговаться на криптовалютных биржах по отношению к другим криптовалютам, по отношению к тому же биткоину. Человек, который пришел в игру и заработал какие-то коины себе, может продать их за биткоины и вывести в реальные деньги. Получается, что ты экономику провязываешь с реальной экономикой, с экономикой реальных денег.

Burger King, например, создал на нашей платформе криптовалюту. Называется вопперкоины. Ты можешь прийти в Burger King, съесть бургер, и тебе за чек, который ты наел, например, на 300 рублей, автоматически перечисляют 300 вопперкоинов в твой криптовалютный кошелек. По сути, баллы лояльности. И ты можешь за эти баллы получать заново бургеры.

Хайпанули просто.

Александра: Но интерес-то не в этом, а в том, что ты можешь токены продавать за биткоины.

Ок. Баллы «Спасибо» от Сбербанка – это же, примерно, то же самое, без всякого блокчейна. Кэшбэк? То же самое.

Александра: Еще раз, механика. Ты приходишь в Burger King, ешь бургеры, зарабатываешь коины и потом выводишь их в реальные деньги. Кэшбэк – это частный случай. Здесь ты можешь криптовалюту, этот токен, завернуть как угодно на работу своего бизнеса. Ты можешь делать программы лояльности, ты можешь использовать токены для того, чтобы раздавать пользователям, чтобы они голосовали за какие-то решения в твоем продукте, ты можешь собирать краудфандинг. Набор механик бесконечен. Факт в том, что это некая единица ценностей, которую ты интегрируешь в экономику и привязываешь с экономикой из реального мира.

Я правильно понимаю, что платформ, подобных Waves, достаточно много? Но при этом, Waves, по крайней мере, по капитализации, входит в 20-ку токенов. Что вас отличает от других?

Александра: Во-первых, таких платформ не очень много, мало у кого есть свой блокчейн. Как правило, платформы все централизованные, это сервера, которые стоят где-то и хостятся, а платформы имеют возможность трейдинга криптовалютами или заведения кошельков, или какой-то другой функционал имеют. Но все данные хранятся на самом сервере компании, которая разрабатывает эту платформу.

Наша платформа децентрализованная, у нас есть собственный блокчейн, на который записываются все данные с платформы. Он абсолютно прозрачный, это открытый код. Кошелек, который ты заводишь на нашей платформе, позволяет всем видеть твои транзакции. Информация по токенам, которые ты выпустишь на нашей платформе, видна всем, она открыта и прозрачна.

И мы себя позиционируем, как децентрализованное решение для всех. Это первое. Второе, над чем мы работаем, – это mass adoption. Задача – сделать платформу максимально прозрачной и понятной для масс-маркета. Сейчас инструменты, понятные обычному пользователю, только начинают появляться, их еще очень мало. И наша основная задача – сделать платформу, которая ничем не будет отличаться от банка, от PayPal, от Яндекс.Денег, от Forex, от Kickstarter, с понятным и прозрачным интерфейсом, в который можно зайти и сделать все, что угодно в два клика.

В этом и был основной манифест Саши Иванова, фаундера, который в 2016-м году собрал инвестиции на этот продукт. На тот момент это было третье по счету ICO, которое проходило в мире.

Мы в Топ 15, потому что наш курс обусловлен нашими действиями. Каждый месяц выпускаем на рынок апдейты, трансформируем платформу, у нас появляются новые партнерства с большими и прогосударственными структурами и бизнесами, и технологическими партнерами, и с юридическими организациями. Фактически, мы выступаем, как один из лидеров, который вокруг себя организовывает этот рынок.

Капитализация токена Waves или компании Waves сейчас порядка полумиллиарда долларов?

Александра: Да. Но это не предел.

Как человек не в рынке, я смотрю на это все и думаю: «Ничего же не стоит за этими цифрами, за такими большими. Это не может столько все стоить». Почему так?

Александра: «Это все» – это что конкретно?

Слово «пузырь», оно напрашивается. Это все упадет? Курс битка.

Александра: Необходимо просто осознать весь масштаб технологии, и тогда будет понятно, откуда на этом рынке столько денег и откуда они взялись. По сути, текущий курс биткоина – это курс доверия людей к биткоину. Как только в Японии ввели биткоин в регулятивное законодательство (они ввели некоторые ограничения, то есть признали платежным средством, но с определенными ограничениями), курс всех криптовалют за тот месяц вырос в 2 раза. Ввод криптовалют в белое правовое поле положительно скажется на всех курсах.

Новый интернет – пафосные слова. Но это по уровню инновационности технология, которая изменит отношение к хранению информации и к обработке этой информации в ближайшие десятилетия.

Три самых крутых проекта на блокчейне.

Александра: Как я уже говорила, сейчас есть консорциум банков, которые начинают разрабатывать свою платформу на блокчейне для оперирования информацией.

Из текущих ICO самые известные – это Filecoin, они собрали $250 млн. Это cloud storage, хранение данных на компьютерах простых людей. Ты создаешь глобальное публичное облако, в которое может подключиться любой компьютер, и которое может хранить на себе любые данные.

Мы сейчас с НРД (Национальный расчетный депозитарий) переводим все их цифровые активы на блокчейн. Это будет система, которая хранит банковские данные и данные трейдеров в прозрачной децентрализованной форме.

Как блокчейн может применяться в рекламной индустрии?

Александра: Философия блокчейна в том, что ты можешь хранить и обрабатывать данные децентрализовано и прозрачно. Любая база данных, которая в рекламной индустрии этого требует, может начать этим оперировать. DSP-платформы могут начать собирать все данные о поведении пользователей, складывать их в блокчейн и давать рекламодателям доступ к этой информации прозрачно, открыто, быстро.

Небольшой футуристический прогноз от тебя на 5 лет вперед. Как будет выглядеть мир через 5 лет?

Александра: Все будет хорошо! Просто изменится само отношение к хранению данных и к централизованным системам. Токен, который ты создаешь, дает возможность заворачивать его на свой собственный бизнес, и потом делать из этого свои цифровые деньги. Каждый человек становится носителем своей валюты. И к этому нужно начать как-то относиться государству.

Напоследок вопрос, который интересует всех. Покупать или продавать? Битки я имею в виду.

Александра: Покупать. Очевидно.

У тебя есть битки?

Александра: Конечно.

Токены Waves?

Александра: Все есть. У меня несколько валют: я храню и трейдю. Но честно – я не трейдер. Я не пытаюсь на них как-то нажиться. Я выступаю как инвестор, который поверил в саму технологию, поверил в то, что эта технология находится в самом начале своего развития, и в то, что она через 5 лет действительно будет использоваться повсеместно в любых бизнесах. Поэтому я убеждена, что за криптовалютами большое будущее.

Больше интересных интервью на канале Mobio Talks. Подписывайтесь.

Тэги:

Комментарии