Инвестирование в игровые проекты: почему было плохо, а стало хорошо?

Опубликовано: Александр Семенов

AminiLab

Только за последние семь дней стало известно об открытии трех венчурных фондов, нацеленных на поддержку команд, разрабатывающих игры. О том, почему меняется ситуация на рынке, мы расспросили генерального продюсера AminiLab Илью Пшеничного.

22 июля Tango объявила о создании инвестиционного фонда в $25 млн. На следующий день индийская рекламная сетка InMobi сообщила, что запускает инвестиционную кампанию, призванную поддержать локальных игровых разработчиков объемом в те же $25 млн. Вчера, 28 июля, об открытии «игрового» фонда дала знать сингапурская Inflexion Point Capital. Она готова инвестировать в игры более $15 млн.

Мы попросили Илью Пшеничного рассказать, почему именно сейчас активизировались инвесторы.

Илья

Илья Пшеничный

Инвестиции в игровые компании — достаточно интересная тема. Всех “игровых” инвесторов можно разделить на 3 категории:

  • Инвесторы, специфичные для нашей индустрии — игровые издательства;
  • Профессиональные инвестиционные фонды/капиталисты, разной степени вовлеченности в цифровую индустрию;
  • Непрофильные “дикие” инвесторы.

Недавно появилось еще краудфандинговое финансирование, но его объемы сравнительно невелики. Плюс, его трудно рассматривать в качестве инструмента финансирования. Скорее, в маркетинговом качестве.

Возвращаясь к базовым категориям.

До последнего времени объем инвестиций, приходивший от первой и третьей групп (издательства и «дикие»), по моим внутренним ощущениям, был сильно больше того, что давали “профессиональные” инвестиционные фонды.

То, что какой-то издатель вкладывает и издает кого-то – частная и частая история. Знакомый “дикий” непрофильный инвестор есть, наверное, у каждого, читающего эту статью. А вот историй, когда в российскую игровую студию вложился «профильный» — это по пальцам можно пересчитать.

Почему было плохо?

Первая из причин — особенность самих фондов. Вторая — особенности “игровых” команд, ищущих инвестиции.

Фонды

По своему опыту могу сказать, что до последнего времени инвестиционные фонды, как ни странно, воспринимали игровую индустрию, как что-то несерьезное. В этих фондах работают все такие же обычные люди. И все те клише, которые, что греха таить, приписываются мобильным/видео/компьютерным играм, они точно также находят свое отражение в сознании экспертов в фондах.

Также среди многих венчурных проектов игры кажутся “венчуром из венчура”, потому что успешность игры определяется не только правильным пониманием потребностей пользователя, объемом рынка и маркетинговой стратегией, но и сложно формализуемым понятием “fun”. И хотя индустрия прошла долгий путь, выработала и технологические (хороший пласт психологии и социологии под современным гейм-дизайном) и процедурные (плей-тесты, софт-лончи и т.п.) способы минимизации того, что игра получится “не fun”, на самом деле, никто до запуска не знает, “выстрелит” игра в итоге или нет.

Команды

Для того чтобы “поднять” инвестиции от профессионального инвестиционного фонда, надо обладать некоторым уровнем управленческой культуры и удовлетворять порядочному числу формальных критериев. Начиная с наличия оформленного по всем правилам бизнес-плана с ясной стратегией выхода для инвестора, заканчивая организационно-правовой структурой компании, юрисдикцией и текущим состоянием дел/продукта.

Стратегия выхода упомянута тут не зря. Обычная цель фонда — не получение операционной прибыли, а выход из компании (перепродажа или выход на IPO) с хорошим мультипликатором. Поэтому, кстати, не стоит рассчитывать получить инвестиции, если ваш план — сделать одну игру-суперхит, которая порвет рынок и заработает 100500 миллионов.

А теперь подумайте, какое количество молодых и горячих игровых разработчиков, мечтающих сделать “Фаллаут 3 ММОРПГ” (кстати, поздно уже), удовлетворяют этим требованиям.

Почему стало хорошо?

Благодаря относительно большому числу success stories (по хорошему сумасшедших, с небывалым ROI) и тому, что игры отвечают за большую часть доходов с мобильного рынка «психологический» блок в сознании профильных инвесторов оказался сломлен. Сегодня они уже не могут не смотреть в эту сторону.

Да и запросы со стороны разработчиков изменились, ведь создание “правильных” мобильных проектов требует уже весьма внушительных бюджетов, исчисляемых сотнями тысяч долларов. Т.о. существует уже оформившийся спрос на капитал, рождающий встречное предложение.

Это движение только начинается. Замечу, что инвестиционные фонды, упомянутые в статье — все-таки плоть от плоти индустрии.

И все это, в итоге, свидетельствует о том, что наш с вами родной игропром наконец то становится “взрослой” индустрией не только в наших собственных глазах, но и извне.

Тэги:

Комментарии

Войти на сайт