Эстонское подразделение Международной ассоциации разработчиков игр (IGDA) прокомментировало App2Top.ru ситуацию вокруг игры Aeon Must Die!. Ее разработчики обвиняют работодателя — Limestone Games — в невыносимых рабочих условиях, манипулировании и коррупции.

Aeon Must Die!

На вопросы App2Top.ru отвечала исполнительный вице-президент IGDA Estonia Марианна Кряквина.

Марианна Кряквина

App2Top.ru: Что в IGDA думают о ситуации?

Марианна: Сейчас IGDA Estonia проводит независимое расследование ситуации, опираясь на информацию из открытых источников (государственных онлайн-ресурсов) и опубликованной в пятницу документации в Dropbox.

Наша первоочередная цель — разобраться, действительно ли имели место описанные правонарушения. Мы надеемся, что государственные контролирующие органы также проведут все надлежащие проверки в порядке, установленным законом Эстонской Республики.

Миссия IGDA — в первую очередь защищать интересы сотрудников. Если нарушения со стороны работодателя будут доказаны, IGDA Estonia сделает все возможное, чтобы помочь бывшим работникам предприятия найти новое место работы в индустрии или начать новый собственный проект.

Есть ли у IGDA возможности разобраться в ситуации?

Марианна: Бывшие работники Limestone Games отказались сотрудничать с IGDA Estonia напрямую и давать какие-либо комментарии. Это значительно ограничивает возможности нашей организации как-то поспособствовать разрешению конфликта.

IGDA — некоммерческое объединение, целью которого является развитие индустрии разработки игр, соответствующей инфраструктуры и сообщества. Мы не являемся официальным профсоюзом, поэтому не имеем права вмешиваться во внутренние дела предприятий. Лучшее, что наша организация может сделать в данный момент, — это выслушать обе стороны конфликта и попытаться склонить их к мирному разрешению, выступить своеобразным медиатором.

Чем объяснили бывшие сотрудники Limestone Games отказ от сотрудничества?

Марианна: Мотивировали советом юриста ни с кем не общаться напрямую.

Сейчас все общение с командой происходит исключительно через их адвоката.

Если позиция бывших сотрудников будет доказана, что предпримет IGDA?

Марианна: В случае, если нарушения со стороны руководства Limestone Games будут доказаны, IGDA Estonia сделает все возможное для того чтобы:

  • а) помочь бывшим работникам трудоустроиться в игровой индустрии;
  • б) найти инвестора и издателя для последующих проектов;
  • в) навсегда отстранить Limestone Games от участия в любых мероприятиях и проектах игровой индустрии Эстонии.

Сталкивалась ли IGDA Estonia с такими ситуациями раньше?

Марианна: Подобных ситуаций в игровой или IT-индустрии в нашей стране раньше не возникало. Были случаи подачи коллективных исков со стороны работников на работодателя по обвинениям в несоответствии условий труда, но то происходило на промышленных предприятиях.

В Эстонии очень строгое трудовое законодательство и высокие штрафы за несоблюдение правил. Права работников защищены законом в полной мере.

Поэтому мы надеемся на скорейшее вмешательство трудовой инспекции и налогово-таможенного департамента (далее НТД) в расследование этого дела.

Насколько распространена в эстонском геймдеве практика серых зарплат, нелицензионного софта и кранчей?

Марианна: Тут отвечу по пунктам.

1) Серые зарплаты

Об этом мало кто говорит, поскольку в Эстонии очень строгое законодательство.

Насколько мне известно, в игровой индустрии серые или черные зарплаты не распространены. Это обусловлено финансовыми потоками компаний, которые получают доход от платформ-распространителей на банковские счета. Серые или черные зарплаты более характерны для бизнесов с большими оборотом наличности, такими как сфера обслуживания, например.

Снять наличные деньги со счета компании не так просто и обязательно это оставит финансовый след.

В Эстонии не запрещено выплачивать заработную плату наличными при условии, что она будет задекларирована в НТД и с уплатой всех сопутствующих налогов.

В случае с Limestone Games за первый квартал 2020 года, согласно данным НТД, было уплачено €20,917 налогов на рабочую силу. В тот период штат составлял 16 сотрудников. Это соответствует брутто-зарплате €1000-1100 на человека в месяц. Нетто — около €800-900. Это соответствует средней заработной плате по стране.

Даже если работникам на счет выплачивалась минимальная зарплата в размере €550 (официально минимальная зарплата в Эстонии) и остаток выдавался наличными, то, исходя из данных НТД, эти суммы были задекларированы и обложены налогами на рабочую силу.

2) Нелицензированное программное обеспечение

К сожалению, здесь я не могу дать никаких комментариев, поскольку предметных проверок не проводилось и сказать со 100% уверенностью, что все компании используют исключительно лицензированный софт, невозможно.

3) Кранчи и овертайм

По трудовому кодексу Эстонской Республики, работодатель обязан компенсировать дополнительные рабочие дни/часы либо отгулами, либо оплатой по ставке 150% от базовой почасовой зарплаты. Это зависит от договоренности между работодателем и работником. Работник всегда может отказаться от овертайма.

В геймдеве распространена практика, что перед сдачей проекта или майлстоуна команда работает сверх нормы для того, чтобы уложиться в сроки. Однако в Эстонии ментальность и рабочая культура это не поддерживает. У нас принято работать с 9 утра до 5 вечера и ни минутой больше. Если зайти в офис любой крупной эстонской компании в 17:02, вы увидите только ряды пустых столов и кабинетов. Из-за повышенной ставки за овертаймы работодатели часто стараются их всячески избегать.

В случае овертаймов работодатель обязан компенсировать отработанные часы.

Ты отметила, что сотрудникам, по бумагам, могла выплачиваться нетто-зарплата в €900-1000. Если мы говорим об игровой индустрии в Эстонии, это много или мало?

Марианна: Это меньше, чем зарплата в других эстонских студиях, но нужно учитывать тот факт, что Limestone Games — стартап, не имеющий пока стабильных источников дохода.

В нашей стране довольно остро стоит проблема конкуренции за рабочую силу. Специалистов не так много и крупные компании, такие как Creative Mobile и Ringtail Studios, предлагают более высокое вознаграждение для того, чтобы привлечь и удержать сотрудников.

Для небольших инди-студий это создает определенные сложности при найме, так как они не располагают средствами для привлечения высококлассных специалистов.

Часто работники в таких командах больше мотивированы интересным проектом, чем деньгами.

Мог ли иметь место сценарий, когда топы имели гораздо больше, чем разработчики, поэтому суммарно сумма была большой, но до рабочей силы доходило мало?

Марианна: Да, это было возможно, но, учитывая что штат Limestone Games составлял всего 16 человек, разница должна была быть очень существенная. НТД сразу бы заинтересовались подобными декларациями.

К сожалению, мы не можем из открытых источников получить полную выписку по каждому сотруднику.

Как отразится случившаяся история на геймдеве в Эстонии, планирует ли IGDA предупреждать в будущем такие кейсы?

Марианна: В Эстонии не так много успешных игровых студий. У IGDA Estonia были большие ожидания в отношении Limestone Games и проекта Aeon Must Die!. Мы рассчитывали, что он станет следующим флагманом нашей геймдев-индустрии.

Мы хотим, чтобы проект был выпущен в этом году, несмотря на все трудности.

Также по теме:


Есть новость? Поделитесь с нами, напишите на press@app2top.ru

Тэги:

Комментарии