К нам попал инвестиционный кейс российско-британской инвестиционной компании 110 Industries. В нем говорится, что компания причастна к появлению таких игр, как Hellblade, Hitman 2, Sekiro: Shadows Die Twice и Artifact. Впрочем, не спешите аплодировать: это может оказаться неправдой.

В основу этого материала легла информация, полученная от трех независимых лиц, пожелавших остаться неназванными. Все они являются или инвесторами, или близкими к ним людьми.

Новый игрок на рынке?

110 Industries существует уже более двух лет, но в новостные сводки она стала попадать совсем недавно. Одна из последних историй — завершение в декабре 2019-го заявленной еще летом сделки с The Untitled Venture на $1 млн.

Представители 110 Industries говорят, что занимаются препродакшном и изданием остросюжетных ААА-игр от третьего лица. Своим конкурентом они видят Capcom. Дескать, она работает примерно с теми же бюджетами и командами.

Вот только у 110 Industries нет ни одного выпущенного проекта за плечами. Она неизвестна участникам отечественного игрового рынка. В России компания общается, как правило, только с непрофильными инвесторами.

Это заставляет задуматься: речь идет об очень амбициозной и высокопрофессиональной команде, умело привлекающей бюджеты, или всего лишь о попытке заработать на далеких от индустрии фондах, пользуясь их неосведомленностью?

Попробуем разобраться.

Первый инфоповод и казус с Кодзимой

Впервые о существовании 110 Industries стало известно в июле прошлого года. Именно тогда появилась информация, что The Untitled Ventures закрывает собственный игровой фонд Caravan Fund, интегрирует его в 110 Industries и собирается «поднимать» суммы до $50 млн на разработку игр.

В этом же месяце 110 Industries привлекла внимание и игрового b2c-сообщества. 23 июля Хидео Кодзима на своей страничке в Twitter поблагодарил режиссера Илью Найшуллера за подарок — металлический череп и диск с песнями группы «Кино». Однако тут же выяснилось, что подарок был не от режиссера. Подарок прислала 110 Industries.

Как заявил чуть позже в беседе с Антоном Логвиновым основатель компании, он решил заняться «партизанским маркетингом» и разослал своим любимым гейм-дизайнерам по черепу с подходящей музыкой.

Забавный факт. «Любимые гейм-дизайнеры», упомянутые в разговоре с Логвиновым, уже в комментарии для DTF превратились в «людей, с которыми мы сотрудничаем».

Неудачное интервью

В отечественной игровой бизнес-среде о 110 Industries впервые заговорили в августе, когда на страницах Rusbase появилось интервью с основателем компании Сергеем Колобашкиным и его бизнес-партнером Антоном Полетаевым. В нем они рассказали, как собираются зарабатывать на рынке видеоигр.

В профильном сообществе материал вызвал недоумение. Тезисы героев критиковали и профильные инвесторы, и разработчики, и просто хорошо знакомые с рынком видеоигр люди.

Среди особенно спорных высказываний партнеров:

  • Тезис: Большие компании не пускают на рынок ААА-игр новые компании, поскольку боятся конкуренции.

Никто никого не боится. Просто разработка ААА-игр требует бюджетов, сопоставимых с голливудскими (в том числе на маркетинг), а также экспертизы и времени. При этом здесь огромные риски.

  • Тезис: Игровой AAA-рынок не развивается последние 40 лет. Меняется только графика.

Это не так. В каждом из игровых жанров регулярно происходят изменения на всех уровнях, включая ключевой — гейм-дизайн. Более того, в целом на рынке каждые два-три года появляются новые жанры и направления.

  • Тезис: Вопрос конкуренции относительный, потому что всего в год выходит порядка 300-400 игр.

В 2018 году только на Steam вышло больше 9000 игр. В целом, игровой рынок считается высококонкурентным.

Лично нас особенно шокировало заявление: «Важно понимать, что мы берем на себя наиболее рискованную стадию финансирования — стадию препродакшна, а инвесторов приглашаем тогда, когда проект готов к производству».

Как и в любом деле, самый рискованный и сложный этап — производство, то есть, применительно к видеоиграм, — разработка. И если 110 Industries говорит инвесторам, что самый рискованный этап позади и впереди их ждет только прибыль, она, по мнению редакции, вводит их в заблуждение.

Спорных высказываний в интервью еще много. И на этом фоне готовность спикеров гарантировать инвесторам 20% годовых воспринимается как сильное преувеличение, мягко говоря.

При этом Сергей Колобашкин позиционирует себя как профильного специалиста. Он говорит, что был причастен к The Witcher 3: Wild Hunt, The Last of Us, Uncharted 4, Bloodborne, Sekiro: Shadows Die Twice, а также инвестировал в Artifact, Hitman 2 и Raiders of the Broken Planet.

В общем, недоумение профильного сообщества легко объяснимо. Однако история только начиналась.

Сноска «Про ААА-игры»

110 Industries заявляет, что выходит на рынок ААА-игр. Она же хватается участием в Bloodborne, Dark Souls, Hellblade и Hitman. Но ни одна из этих игр по индустриальным стандартам до ААА не дотягивает.

Как нам объяснил один из экспертов, AAA-тайтлы в игровом бизнесе США и Европы — это проекты с бюджетом на разработку в $100 млн и больше. Эта цифра приводится без учета маркетинга, который может быть не меньше.

Таких игр действительно на рынке немного. Это продукты уровня Grand Theft Auto и Call of Duty. В недели релиза они перетягивают на себя все продажи.

Инвестиционные кейсы

Позже в наши руки попала презентация (от источника «А»), которая называлась «110 Industries. Инвестиционные кейсы». В ней в деталях расписано, как именно и в каких проектах якобы принимала участие компания. Вот они:

Hellblade: Senua’s Sacrifice

  • Помогла запускать рекламные кампании, освещать игру в прессе (WSJ, Game Informer и др.), демонстрировать игры на Е3.
  • Помогла заключить сделку о временном эксклюзиве с Sony.
  • Вложила в проект $800 тыс (9% от общего бюджета игры).
  • Планировала стать издателем, но не получилось, поскольку «сроки регистрации компании затянулись».

Hitman 2

  • Планировала издавать игру, но «IO Interactive нарушила условия соглашения, мешала разработке продукта, скрыла структуру владения при продаже WB (издателю игры)».
  • Вложила $1 млн с учетом привлеченных соинвестиций (0,9% от общего бюджета).

Sekiro: Shadows Die Twice

  • Предыдущая структура одного из основателей называлась West End Interactive (о ней чуть позже). Она начала разработку Vengeance is Mine совместно с FromSoftware во время работы над Bloodborne. На движке Bloodborne был разработан прототип.
  • Партнеры West End Interactive отказались поддержать проект, что привело к продаже проекта в пользу Activision, которые не получили согласия на выпуск оригинальной игры и переделали проект в новую игру — Sekiro: Shadows Die Twice.

Raiders of the Broken Planet

  • Инвестировала $850 тыс. собственных денег (4,7% от общего бюджета).
  • Привлекла еще $5,35 млн от российских соинвесторов (29,4% от общего бюджета).
  • Вышла из сделки, поскольку игру решили сделать полностью сетевой. Заработала на выходе $12 млн.

Artifact

  • Полностью проинвестировала разработку проекта в размере $1,1 млн (50% от общего бюджета).
  • Перепродала проект Valve, поскольку испугалась конкуренции с Gwent от CD Projekt RED.

Также в документе была таблица, в которой указывался бюджет каждой игры, число проданных копий, выручка и другие цифры.

Реакция на кейсы со стороны компаний

Мы обратились во все указанные компании с просьбой прокомментировать презентацию. Компания Activision отказалась давать комментарии по ситуации с Sekiro. IO Interactive и Ninja Theory не ответили на наш запрос. Но нам удалось получить информацию от оставшихся разработчиков.

В ответ на запрос через электронную почту MercurySteam, разработчик Raiders of the Broken Planet, заявил, что понятия не имеет, о чем речь.

В том же духе, но уже касаемо Artifact, ответили и в Valve: «Наверное, речь идет о каком-то другом проекте, не имеющем к нам никакого отношения».

Аналогичное заявление мы получили от Ричарда Гарфилда (Richard Garfield), стоявшего у истоков Artifact: «Уверяю, никакого внешнего участия не было».

Реакция на кейс со стороны самой 110 Industries

На Сергея Колобашкина, основателя 110 Industries, мы планировали выйти для комментария в последнюю очередь, однако он вышел на нас сам. Это случилось после того, как мы запросили комментарий у DDM.

DDM — это американское агентство, которое знакомит участников индустрии друг с другом. 110 Industries является его официальным клиентом. Комментировать запрос DDM не стало, зато отправило письмо Колобашкину, а он позвонил одному из редакторов.

В беседе с нами Сергей озвучил официальную позицию компании. По его словам, он видит презентацию в первый раз (у редакции сохранена переписка и запись телефонного разговора с Колобашкиным, в котором он отказывается от причастности к документу). Более того, «компания отрицает существование документа, который попал в руки App2Top.ru».

Колобашкин отдельно подчеркнул, что отрицает работу 110 Industries с Ninja Theory, разработчиком Hellblade: Senua’s Sacrifice.

И тут кое-что не сходится.

Первое. Сергей писал у себя в соцсети Facebook в начале июня следующее: «Вы все можете насладиться играми Hellblade: Senua’s Sacrifice, Sekiro: Shadows Die Twice, Bloodborne: The Old Hunters, Raiders of the Broken Planet и пр. Можете быть уверены, что без меня там было бы все значительно хуже».

Второе. Человек, близкий к инвестору (источник «Б»), которого питчили 110 Industries, подтвердил, что презентации были получены от Колобашкина.

Источник уверяет, что именно с почты Колобашкина инвесторы получили презентацию, один в один ту, которая попала в наше распоряжение.

Третье. Кейс с Hellblade: Senua’s Sacrifice описан во второй презентации, полученной нами уже от другого источника.

Это ставит 110 Industries в двусмысленное положение. С одной стороны, у нас есть презентация компании (даже несколько, но об этом ниже), слова представителя непрофильного инвестора, громкие заявления основателя компании, касающиеся его участия в судьбе Hellblade: Senua’s Sacrifice. С другой стороны, в разговоре с нами Колобашкин все отрицает.

Еще одна презентация

Позже мы выяснили, что у 110 Industries существует несколько презентаций.

Например, есть обширный документ (от источника «В»). Кейсы из него частично пересекаются с кейсами предыдущей презентации.

Также в новом документе указаны проекты, над которыми собирается работать компания и приводятся примерные расчеты стоимости их производства.

Вопросы к арту

Остановимся сначала на самих проектах, а точнее, на артах к ним. Первый проект называется Vengeance is Mine (согласно презентациям, именно из него выросла Sekiro).

В концепт-арте ничего не напоминает о феодальной Японии. Впрочем, к 110 Industries концепт-арт тоже не имеет никакого отношения. Три из пяти работ созданы Ниваном Чантарой (Nivanh Chanthara). Он рисует под заказ для игр и комиксов, эксклюзивные права на все его работы для упомянутых медиа — за Eidos и Image Comics соответственно.

Еще две выполнены петербургским художником Арсеном Асыранкуловым. В комментарии для App2Top.ru он заявил, что не давал 110 Industries разрешения на использование своих работ.

Следующий проект называется Alien: Marathon. Предполагается, что его по заказу 110 Industries за $30 млн сделает японская Platinum Games, прославившаяся Nier: Automata и серией Bayonetta.

Тут при подготовке концептов поступили еще проще: взяли работы из комиксов. Например, одна из них — фрагмент обложки к первому выпуску Aliens: Dust to Dust. Автор работы — Гадриэль Хэдман (Gabriel Hadman).

Третий проект, согласно презентации, сделает по заказу 110 Industries финская Remedy. Дадут ей на это $17 млн и сценариста Last of Us Брюса Страли (Bruce Straley).

По концептам тут нет вопросов. Работы взяты у двух художников (Klaus Wittmann и Nelson Tai), любящих киберпанк и не сообщающих публично, для кого конкретно они работают.

ОБНОВЛЕНИЕ (от 25.01.2020): Нам пришел ответ от Нельсона по работе с 110 Industries. Он подтвердил, что сделал для компании несколько работ как фрилансер.

Вопросы к цифрам

Теперь остановимся на содержательной части презентации.

Мы попросили прокомментировать слайды профильного эксперта, который лично вложил более $10 млн в разработку в том числе западных консольных проектов.

По его словам, расчеты выполнены поверхностно и содержат ошибки. Например:

  • с цифровых продаж удерживается не 30%, а фактически 35%, поскольку из выручки также следует вычесть VAT/НДС/sales tax и учитывать возвраты;
  • с ритейла удерживается не 50%, а тоже 35%. Однако там иная проблема: необходимо печатать диски, а это дорого, поскольку Sony за их печать берет очень много — $7-10 за копию (эти косты не прописаны в экономической модели);
  • 10% роялти разработчику — это очень мало.

Но главная проблема, как отметил наш эксперт, вот в чем: в 110 Industries исходят из того, что продажи любой их игры составят более 1 млн копий. Это много по сегодняшним меркам. Но важнее то, что никто не может гарантировать финальные продажи видеоигр.

«У авторов презентации нет понимания, что в 80% случаев продажи при наилучшем раскладе уходят в ноль — но скорее в минус. Если бы на рынке было иначе, таких умных и богатых было бы гораздо больше», — подчеркнул эксперт.

Он также обратил внимание на то, как планируется использовать фонды на первом этапе работы (речь об использовании стартовых $1,7 млн на параллельную разработку и продвижение 1-3 проектов).

Оплата разработчикам составляет лишь 25%. 11% оттягивает препродакшн, еще 11% — реклама, на оперирование идет 8,5%, а остальные 45% — на участие в мероприятиях, создание тизеров, «путешествия» и пресс-конференцию.

Непонятно также, какую роль собирается взять на себя 110 Industries в готовящихся в ее недрах проектах. В пресс-релизе от декабря 2019 года компания названа, среди прочего, еще и издателем, однако затраты на издательскую деятельность не внесены в финансовые модели презентаций. В современном мире сводный маркетинговый бюджет крупных проектов нередко превышает стоимость самой разработки, и не совсем ясно, почему 110 Industries решила исключить эти затраты. Ведь если принимать их в расчет, то заявленный IRR становится значительно ниже.

На вопрос App2Top.ru, может ли деятельность 110 Industries быть мошенничеством, эксперт выразил сомнение: «Мне кажется, что это сбор денег у “нефтяников”, но не нае***ово, а, как там говорят, поверхностная экспертиза».

Сноска «Как 110 планирует работать с разработчиками»

Источник «B», благодаря которому мы получили инвестиционные кейсы, отметил, что ему не нравится схема, по которой 110 Industries хочет работать. У компании в планах держать команду на аутсорсе и платить по мере выполнения майлстоунов: сделал фичу — получил перевод.

По мнению источника, ни одна нормальная компания на такое не подпишется. Подобный подход убивает итерационность разработки, которая предполагает постоянную корректировку планов. 110 Industries, в свою очередь, не учитывает, что при планировании игры невозможно учесть все нюансы. По этой причине от концепта к реальному продукту хорошая игра успевает не раз и не два значительно измениться.

Если разработчик согласится на условия 110 Industries, то он будет вынужден при каждой просрочке платить из своего кармана. Из-за этого ему будет плевать на качество игры. Главным для разработчика станет формальное исполнение технического задания, а не качество финального продукта, ведь до получения транша за выполнение этапа, студия, по сути, кредитует своего инвестора.

Кто стоит за 110 Industries?

Движущая сила и лицо предприятия — Сергей Колобашкин. Во все том же интервью на Rusbase он рассказывает, что заработал свой первый капитал как инвестбанкир в энергетических отраслях. Его профиль в LinkedIn этому не противоречит.

Десять лет назад он проработал полтора года в московском офисе SG CIB, инвестиционном бизнесе французского банка Société Générale. Но есть нюанс. Там не указано, чем он занимался с 2009 года по 2014-й, когда основал игровую компанию West End Interactive.

Если поднять из архивов сайт больше не работающей West End Interactive, информации становится больше. Там Сергей подробно делится, чем занимался до прихода в геймдев:

  • был независимым консультантом Wegelin & Co. (швейцарский банк, ныне купленный Raiffeisen Group);
  • был независимым консультантом Property Vision Holdings Limited (британская финансовая компания, закрылась в 2014 году);
  • был независимым консультантом Boursorama (еще один бизнес Société Générale, специализируется на онлайн-банкинге и брокерских сделках, также является медиа о финансах);
  • основал East-West Investment Group и стал ее генеральным и креативным директором. Компания позиционировалось как инвестиционное бюро.

С этой группой связано несколько примечательных фактов.

Первый факт. Согласно выписке ЕГРЮЛ, в 2013 году России была основана ООО «ИСТ-ВЕСТ». Колобашкин стал ее генеральным директором, однако владельцем был не он. Компания была ликвидирована в 2016 году, и все это время Колобашкин оставался ее руководителем.

Факт второй. Летом 2015 Колобашкин сообщал в пресс-релизе, что команда East-West Investment Group может поднять пенсии в Греции на 15%. Накормит переживающую кризис страну. По сравнению с этим гарантированные инвесторам 20% годовых с ААА-игр уже кажутся сущей мелочью.

А теперь вернемся к датам существования ООО «ИСТ-ВЕСТ». Дело в том, что они частично совпадают с датами функционирования игровой компании Колобашкина West End Interactive. Иными словами, Сергей обещал спасти греков и одновременно делал игры.

Так что за West End Interactive?

Это студия, с которой началась игровая карьера Сергея. В комментарии для App2Top.ru он отметил, что на рынок ему помогла выйти Нина Кристенсен (Nina Kristensen). Это основательница уже не раз упомянутой выше Ninja Theory.

В одном из своих постов на Facebook он пишет об этом так: «Когда ты мнешь в руках чек с первым заработком от продажи видеоигры, то начинаешь задумываться о том, что же ты делал со своей жизнью все эти годы, пока не пришел к полоумным англичанам, которым немного не хватало денег на игру о полоумной кельтской женщине».

В той же манере в социальной сети он делится историей знакомства с Берни Столларом (Bernie Stolar), некогда большой индустриальной фигурой. В 90-ых Столлар несколько лет возглавлял Atari, затем был вице-президентом Sony, когда в США запускалась первая PlayStation, а в середине 90-ых отвечал в Sega of America за релиз Dreamcast.

«К тому моменту, когда я гулял по Парижу и встретил Берни Столара, мне были известны абсолютно все главные игроки, все метрики, все продукты. Не знаю, чем я его так сразил, но уже через пару месяцев мы работали вместе».

Колобашкин при общении вообще свободно сыплет именами западных игровых топ-менеджеров. Создается впечатление, что он действительно на короткой ноге со многими участниками рынка. Эти слова он любит подкреплять совместными фото с игровыми селебрити. Их немного, но большинство из них — с одной вечеринки.

Но да, если верить LinkedIn, Сергей вместе со Столларом в 2014-2017 годах действительно работал в зарегистрированной в Нью-Йорке West End Interactive. Компания позиционировала себя сразу и как инвестиционная фирма, и как паблишер, и как разработчик интеллектуальной собственности.

У West End Interactive были планы. Она хотела выпустить хоррор Rattrapante, шпионский экшн Wanted Dead (тот самый, который теперь должна сделать Remedy) и ролевой экшн Vengeance is Mine (согласно презентации для инвесторов, именно он и стал основной для Sekiro). Но звезды не сошлись.

Почему ни одна из игр так не дошла до релиза, Сергей не рассказывает. В том же интервью Rusbase он упоминает, что у него произошел конфликт с партнерами, которым не понравилось, что он начал участвовать в «структурном финансировании продуктов».

Тогда же компанию покинул Столлар.

После этого Колобашкин, по собственным словам, принимал участие в работе Secret 6. Это крупная студия по аутсорсу с офисами в Сан-Франциско, на Филиппинах и в Мадриде. Если верить одной из презентаций, он (или кто-то из еще из 110 Industries) даже был одним из ее совладельцев.

Так все-таки обман или нет?

К сожалению, дать точный ответ на этот вопрос мы не можем, так как не обладаем всей информацией. Сейчас мы наверняка знаем следующее:

  • 110 Industries ведет в России переговоры с непрофильными инвесторами. Заявленная цель: привлечь деньги на разработку 1-3 видеоигр.
  • Потенциальным инвесторам 110 Industries рассылает презентации. В них указано, что она была причастна к созданию мировых западных блокбастеров (от Uncharted 4 до Sekiro).
  • Генеральный директор 110 Industries Сергей Колобашкин в интервью Rusbase, а также на своей странице в Facebook говорит о своем участии в создании мировых хитов (минимум на уровне инвестора). Часть разработчиков указанных хитов не подтверждают эту информацию в ответ на запрос редакции.
  • В беседе с App2Top.ru Колобашкин отрицает работу с Ninja Theory (компания мелькает во всех презентациях), а также заявляет, что впервые видит презентацию с инвестиционными кейсами.
  • Источники, близкие к инвесторам, с которыми общалась 110 Industries, говорят обратное. По их словам, именно эту презентацию они получили от Сергея.
  • Ранее генеральный директор 110 Industries уже запускал аналогичный бизнес — West End Interactive, который после трех лет оперирования был закрыт. Ни одного проекта под брендом этой компании выпущено не было.
  • Одновременно с West End Interactive Колобашкин возглавлял российскую East-West Investment Group. Она позиционировалась как международное инвестиционное бюро.
  • Единственное, что сейчас можно найти в сети о East-West Investment — странный пресс-релиз, согласно которому команда фонда может на 15% увеличить пенсию жителям Греции.

При написании материала мы дополнительно побеседовали с несколькими профильными российскими инвестиционными экспертами. Большая часть из них выразила осторожный скепсис в отношении 110 Industries.

Тэги:

Комментарии