Вчера в первом чтении Госдума приняла законопроект, согласно которому в России могут уже со следующего лета запретить продажу любых устройств, на которых не предустановлен российский софт. Мы попросили юридическую фирму Semenov&Pevzner прокомментировать документ.

Комментарий подготовил управляющий партнер фирмы Роман Лукьянов.

Роман Лукьянов

С одной стороны, законопроект направлен на внесение поправок в закон о «Защите прав потребителей», однако из пояснительной записки к законопроекту следует, что в действительности он преследует две цели:

  • предоставить дополнительную «защиту» российским потребителям при покупке технически сложных товаров;
  • обеспечить защиту российских интернет-компаний.

Это важный момент, потому что защита «российских интернет-компаний» — это не предмет регулирования Закона «О защите прав потребителей». Между тем, похоже, что именно этот интерес и является основой законопроекта. Об этом в частности свидетельствует отзыв Правительства, в которым сказано следующее: «потребности в предусматриваемом законопроекте правовом регулировании до настоящего времени не отмечалось, вопрос о необходимости предустановки российских программ в целях защиты прав потребителей не поднимался».

Иными словами, нет никаких объективных свидетельств того, что российский потребитель как-то страдает от отсутствия в определенных случаях предустановленных на устройствах «российских программ». Из этого также можно сделать вывод, что законопроект в первую очередь ориентирован не на интересы потребителей, а на какие-то другие – коммерческие или публичные – интересы.

Из законопроекта также не очень понятно, что такое «российская программа». Это программа, разработка которой велась в Российской Федерации? Или программа на русском языке?

Дело в том, что многие преуспевающие «российские» программные продукты формально российскими не являются: владение компанией-разработчиком зачастую структурировано таким образом, что бизнес зарегистрирован за пределами РФ. «Яндекс» и Mail.ru Group, к примеру, хоть и имеют российские юридические лица, но в конечном итоге их учредителями являются компании-нерезиденты.

Каким образом должен определяться критерий принадлежности той или иной программы к России из закона понять невозможно – и это большая проблема. Может случиться так, что достойных (и хотя бы в какой-то мере нужных потребителю) программ с чистейшими российскими корнями просто не найдется.

Есть еще одна проблема. Формально, к технически сложному товару (с учетом ныне действующего, утвержденного Правительством РФ перечня сложных товаров) могут быть отнесены: системные блоки, компьютеры стационарные и портативные, включая ноутбуки, персональные электронные вычислительные машины (сюда в том числе попадают планшеты и смартфоны), мониторы с цифровым блоком управления, комплекты спутникового телевидения, игровые приставки с цифровым блоком управления, телевизоры, проекторы с цифровым блоком управления.

Для каждого из этих товаров Правительство может установить обязательную предустановку «российских программ». Причем законопроект предлагает регламентировать не только списки товаров и программ, но и «порядок предустановки» таких программ на устройство.

Непонятно также и какое количество «российских программ» должно содержать то или иное устройство: одну, две или сто, или же планируется какая-то пропорция. То есть в какой момент закон будет считаться соблюденным – неясно (этот вопрос, очевидно, законодатель планирует передать на усмотрение Правительства).

Если говорить о возможных последствиях его введения, если он будет окончательно принят, то их достаточно много:

  • увеличение стоимости технически сложных устройств, для которых будет введено обязательное требование предустанавливать «российские программы» (независимо от того, нужны ли такие программы пользователю – изготовитель будет обязан приобрести лицензию на такие программы);
  • поздний выход на рынок новых устройств (потребуется согласование с правообладателями «российских программ» финансовых условий);
  • отказ изготовителей от выпуска отдельных устройств в России;
  • как следствие последнего пункта – увеличение объема продажи контрафакта и серого импорта (лишенного сервисной поддержки со стороны изготовителя и продавца);
  • всплеск потребительского терроризма в отношении технически сложных товаров, для которых будет введена обязательная предустановка.

В конечном итоге, законопроект, в текущем своем виде, приведет не к усилению защиты прав потребителей, а к обратному эффекту – права потребителя будут ущемлены.

Единственным выгодоприобретателям законопроекта станут отдельные правообладатели программ, которые попадут в перечень, утвержденный Правительством для обязательной предустановки. Но даже в этой части можно поставить большой знак вопроса – возможно, изготовителям станет просто невыгодно финансово что-то обязательно предустанавливать и будет проще не выпускать товар в России.

Комментарии от редакции

Закон пока принят только в первом, «техническом» чтении. Теоретически, дальше он может не пройти. Однако, по словам Лукьянова у нынешнего закона мощная поддержка. За него выступают и Комитет по информационной политике, и Правительство.

Однако, пока законопроект не принят окончательно, с ним, по словам Лукьянова, нужно работать. В том числе геймдев-отрасли. «Скорее всего, у проекта есть лобби. Если работать с ним, можно и найти, и договориться о какой-то приемлемой версии», — подчеркнул в беседе с нами юрист.

Также по теме:

Тэги:

Комментарии