В конце мая стало известно, что в России готовится комплекс поправок в законы о цифровых финансовых активах и цифровой валюте. Из-за спорных формулировок это может привести к тому, что суды смогут признавать внутриигровые валюты реальными цифровыми, — рассказал в комментарии для App2Top.ru Роман Лукьянов, управляющий партнер юридической фирмы Semenov&Pevzner.

Чем это грозит?

Спойлер: при желании разработчиков игр действительно можно будет признать виновными в незаконном обороте цифровой валюты, согласно уголовному кодексу, и сажать на срок до пяти лет.

А теперь к подробному юридическому комментарию про то, что же именно за поправки сейчас готовятся в России.

Роман Лукьянов

Во-первых, нужно понимать, что речь идет о комплексе законопроектов, а не о каком-то одном законопроекте:

  • о проекте Федерального закона «О цифровых финансовых активах и о внесении изменений в отдельный законодательные акты Российской Федерации»;
  • о проекте Федерального закона «О цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»
  • а также о двух отдельных проектах Федерального закона, касающихся внесения изменений в Кодекс об административных правонарушения Российской Федерации и в Уголовный Кодекс Российской Федерации.

Во-вторых, вся неопределенность проистекает из предлагаемого в проектах терминологического аппарата.

Отдельно рассматривать проект Федерального закона «О цифровых финансовых активах» сейчас не будем, поскольку как раз из него не следует, что он как-то может отразиться на игровой индустрии. А вот с оставшимися все намного сложнее.

Федеральный закон «О цифровой валюте»

Согласно предлагаемой терминологии законопроекта, под цифровой валютой понимается:

  • совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и(или) принимаются в качестве средства платежа, не являющегося официальной денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства и(или) международной денежной и расчетной единицей, и(или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и(или) узлов информационной системы, обязанных только за соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношений действий по внесению (изменению) записей в такой информационной системе ее правилам.

Короче говоря, цифровая валюта = данные, которыми можно расплачиваться, хотя они не являются денежной единицей любой страны. При этом важным качеством цифровой валюты признается отсутствие у нее лица, обязанного чем-то перед обладателем этих данных.

Большая часть критических комментариев в отношении рассматриваемых поправок касается как раз определения цифровой валюты. Является ли внутриигровая валюта (алмазы, монетки и т.д., за которые игрок может приобрести определенный внутриигровой контент) средством платежа?

Попробуем разобраться.

Средство платежа представляет собой инструмент встречного предоставления в экономических отношениях субъектов. С учетом неопределенности правового статуса внутриигрового контента, внутриигровая валюта с этой точки зрения может быть, конечно, приравнена к цифровой валюте.

То есть я, как игрок, заработал по ходу игрового процесса определенное количество «монеток» и использую их в качестве внутриигрового средства платежа для приобретения, например, нового оружия, новой анимации и т.д. То есть в обмен на одни электронные данные (внутриигровая валюта), я (игрок) получаю другие электронные данные.

С точки зрения этого критерия, под термином цифровой валюты могут попасть и другие игровые элементы (например, очки опыта – на них можно приобретать новые навыки, т.е. приобретать новые электронные данные для игрового процесса).

Второй признак, характеризующий цифровую валюту: «отсутствие лица, обязанного перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и(или) узлов информационной системы, обязанных только за соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношений действий по внесению (изменению) записей в такой информационной системе ее правилам».

Опустим ту часть, которая касается узлов – это все-таки достаточно специфическая вещь. Оговоримся, что достаточно большое количество игровых продуктов представляют собой информационную систему (в том смысле, в котором этот термин употребляется в российском законодательстве). Как минимум, любая игра, в которой есть онлайн-элемент – это информационная система.

Конечно, перед игроком с внутриигровой валютой отсутствует обязанное лицо (никто ничего такому игроку по умолчанию не должен). При этом практически у любого игрового продукта есть условный оператор, который кроме прочего отвечает за порядок внесения/изменения записей в информационной системе по ее правилам (в том числе, если эти записи формируются автоматизированным алгоритмом) о такой валюте: сколько у игрока должно быть условных монеток, если он выполнил условный квест или сколько у него должно валюты убавится, если он купил новый внутриигровой предмет и т.д.

Между тем, в законопроекте речь идет об операторе, который, кроме функции обеспечения соответствия действий по внесению (изменению) записей (о внутриигровой валюте) в информационной системе, также является обязанным за соответствие порядка выпуска электронных данных (внутриигровой валюты).

Под выпуском цифровой валюты понимаются, кроме прочего действия с использованием российской информационной инфраструктуры или с использованием пользовательского оборудования (размещенного в РФ), направленные на использование цифровой валюты третьими лицами.

То есть, если в процессе игры используется какой-то российский сервер, канал связи, база данных и в игре при этом есть условные монетки – то это верный признак того, что внутриигровая валюта может быть квалифицирована как цифровая валюта.

Резюмируя – текущие версия законопроекта о цифровой валюте позволяет признавать внутриигровую валюту цифровой валютой со всеми вытекающими.

Понятно, что авторы законопроекта едва ли это хотели (скорее всего, просто даже не учитывали этот аспект). Понятно, что если закон примут в такой редакции и случится суд, связанный с игровым продуктом, скорее всего, он не признает это нарушением (хотя, это не бесспорный тезис). Но сам факт того, что внутриигровую валюту можно прировнять к валюте цифровой вызывает тревогу.

Проекты Федерального закона, касающихся внесения изменений в уголовный и административный кодексы

«Сколково» в своем официальном отзыве критиковало в первую очередь именно эти поправки применительно к игровой индустрии.

Проект статей 14.56.2 КоАП РФ и 187.1 УК РФ вообще не ограничивает сферу применения этих статей цифровыми активами и цифровой валютой. В этих статьях речь идет о цифровых правах.

Это достаточно сложная ситуация. В статьях речь идет о том, что цифровые права «выпускаются» и «обращаются». Причем вовсе необязательно, что эти цифровые права как-то связаны с цифровыми активами или цифровой валютой. Так вот, если при выпуске/обращении этих цифровых прав осуществляются с использованием информационной системы, не отвечающей признакам, установленным законам, то наступает ответственность (административная или уголовная).

Тут поле для привлечения разработчика, издателя или иного лица, вовлеченного в обеспечении функционирования или распространения или поддержания игрового продукта, к ответственности невероятно широкое. И эти нормы, конечно, представляют опасность в текущей редакции для игровой индустрии.

Важная ремарка: выше я рассматривал простую ситуацию с простой внутриигровой валютой. Если это что-то сложное, где внутриигровая валюта может использоваться для оплаты чего-то очень реального – тут вообще все плохо

Также по теме:


Есть новость? Поделитесь с нами, напишите на press@app2top.ru

Тэги:

Комментарии

Алексей Павлов 2020-06-03 20:48:13

В пользовательском соглашении обычно пишется, что внутриигровая валюта не является платежным средством.

0