Президент России Владимир Путин подписал неоднозначный закон, который обязует предустанавливать программы отечественной разработки на умные устройства. Его формулировка вызывает много вопросов.

Закон быстро прошел три слушания в Государственной думе (начали рассмотрения 16 октября, с минимальными правками одобрили 21 ноября). Столь же быстро его принял Совет Федерации (25 ноября). И всего неделю он пролежал на столе президента перед подписанием.

Несмотря на подобную стремительность он вызывает как опасения, так и вопросы.

Например, против него открыто выступают продавцы техники, которые, во-первых, опасаются, что на них возложат обязанность тот самый софт ставить и, во-вторых, боятся, что им придется отказаться от сотрудничества с теми производителями, которые будут не готовы давать разрешения или самостоятельно ставить софт для российской розницы.

Против него также выступают производители техники, некоторые из которых вообще не занимаются предустановкой (Apple), для других же предустановки являются одним из бизнесов. И новый закон вмешивается по сути в то, как они привыкли вести дела. Впрочем, как сообщают «Ведомости», Samsung уже объявил, что исполнит все требования.

Однако компании с менее гибкой политикой или те, для чьих продаж не так важен российский рынок, могут решить уйти с него. Если спрос на их продукцию не закроют другие бренды, это приведет к росту серого импорта.

Самый главный вопрос — о каких устройствах идет речь — тоже не решен. В самом законе об этом нет ни слова, он делегирует эту задачу Правительству. Как поступит оно — пока не совсем ясно. На сайте Государственной Думы говорится, что «под статью» попадают в первую очередь смартфоны, компьютеры и «умные» телевизоры. Но кто идет во вторую очередь? И как будет выглядеть этот список — как список из наименований устройств (например, Apple iPhone 5C, Samsung Galaxy X) или именно типов гаджетов с их описанием (то есть, смартфон, устройство, способное на прием связи и воспроизведение приложений таких-то форматов)? В любом случае это скажется на стоимости техники. Она вырастет. Либо продавцы, либо производители захотят компенсировать потери. И очевидно, что произойдет это за счет покупателей.

Еще не решен вопрос о том, какой софт будет необходимо предустанавливать. Учитывая, что производители или ритейлеры, возможно, должны будут платить лицензионные отчисления авторам программного обеспечения, это открывает возможную коррупционную составляющую законопроекта.

Сами разработчики софта как будто бы поддерживают закон. За инициативу ранее уже выступали Mail.Ru Group, «Лаборатория Касперского», МТС, «МегаФон», а также объединение «Руссофт». Нейтральной позиции и тогда, и сейчас старается придерживаться «Яндекс» (в комментарии для тех же «Ведомостей» представитель компании отметил, что закон лишен конкретики, дескать, нечего комментировать).

Но действительно ли нуждаются в такой преференции отечественные команды, которые научились зарабатывать на западном рынке и могут без дотаций позволить себе разрабатывать продукты мирового уровня?

Возможно, кто предлагал и принимал закон, могли смотреть на него в том числе как на помощь отечественному производителю: пускай российские граждане узнают о существовании российского софта.

Но даже если так и думали (а не шла речь о лоббировании), то это, скорее, излишняя услуга. Приложения от отечественных разработчиков и без этого стоят у большинства населения: в качестве навигатора обязательно «Яндекс.Карты» или Maps.me, для общения — Telegram или «ВКонтакте», покупают через Ozon, а продают через «Авито», играют в Gardenscapes.

Закон войдет в силу 1 июля 2020 года.

Мы подробно освещали всю историю введения закона:

Тэги:

Комментарии